И. А. БУНИН  К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ

 

ОФИЦИАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ПРАЗДНОВАНИЮ

150-ЛЕТИЯ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И. А. БУНИНА

Указ Президента Российской Федерации от 30 июля 2018 г.

 

Состав организационного комитета

 

Указ губернатора Орловской области от 18 ноября 2019 г

 

 
 
БИОГРАФИЯ И. А. БУНИНА

Биографический очерк

 

Новые данные о родословной И.А. Бунина

 

И. Бунин – сотрудник газеты Орловский вестник

 

Больше чем любовь. В. Пащенко

 
 
ОРЕЛ  ВРЕМЕН И. А. БУНИНА

Еще юны и Бунин, и Андреев...

 Наверное, Бунин часто думал об Орле...

Жизнь Арсеньева писалась в Грассе, спустя почти сорок лет после событий первой любви великого писателя, в 1927-1933 годах, но память о них оказалась такой сильной, такой свежей, должно быть еще и потому, что на них оказалась печать муки оторванного от родины человека...

 
 
ОРЕЛ В РОМАНЕ ЖИЗНЬ АРСЕНЬЕВА
Несомненно, книга Жизнь Арсеньева – художественное произведение, в котором реальные факты, давние события и лица, описанные места преобразованы, переосмыслены, художественно переработаны автором. Но при ее прочтении бросается в глаза то, что Орел имеет точное, почти документальное описание...
 
 
И. А. БУНИН И МУЗЫКА
Глава И. А. Бунин и музыка включает материалы середины ХХ века по настоящее время и состоит из трех разделов: И. А. Бунин и музыка, Тексты романсов, песен, стихов о музыке  и Нотные издания, который включает подразделы: Отдельные произведения и Аудиодокументы вокальных сочинений на стихи  И. А. Бунина...
 
 
УВЕКОВЕЧЕНИЕ ПАМЯТИ И. А. БУНИНА
Орел по праву носит неофициальный титул одной из литературных столиц России. Улицы и площади города, по словам Н. С. Лескова, ...вспоившего на своих мелких водах столько литераторов, сколько не поставил их на пользу родины никакой другой русский город..., хранят память о многих классиках русской литературы.
 
 
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ

Бунин и Орловский край (2001)

Бунин и Орловский край 2 издание

"Лишь слову жизнь дана...

  БИОГРАФИЯ И. А. БУНИНА

Биографический очерк

Новые данные о родословной И.А. Бунина

И. Бунин – сотрудник газеты Орловский вестник

Больше чем любовь. В. Пащенко

_______________________________________________________

 

 

Ашихмина Е. Н.

 

 

НОВЫЕ ДАННЫЕ О РОДОСЛОВНОЙ И.А. БУНИНА

 

 Исследованию творческой лаборатории И.А. Бунина помогают факты из жизни его семьи и его родословной, в связи с чем важными кажутся уточнения и дополнения этих данных.

 

Алексей Николаевич Бунин, отец писателя

В биографии отца писателя Алексея Николаевича Бунина (1827-1906) говорится, что тот окончил первый класс Орловской гимназии. Речь, вероятно, идет об успешной сдаче им экзаменов за первый год обучения. Между тем, как свидетельствуют документы Государственного архива Орловской области, Алексей Бунин отучился и во втором классе гимназии, покинув ее летом 1842 года. Подростка Бунина (вероятно, по поручению семьи), забирала из гимназии его тетка Ульяна Федоровна Бунина, которая одновременно просила уволить от учебы и ее сына Федора, тоже второклассника и одноклассника Алексея. В ГАОО присутствует дело под названием Прошения разных лиц об исключении их детей из Орловской гимназии и выдаче свидетельства. 12 января 1842 – 23 октября 1842 г.. В нем имеются два заявления У.Ф. Буниной, поданные в конце июля 1842 года. В первом она просит освободить от учебы своего сына Федора, во втором – племянника Алексея. Последнее заявление приводим полностью с сохранением орфографии оригинала: Его Высокоблагородию Господину Исправляющему должность Директора Училищ Орловской губернии Подпоручицы Ульяны Федоровой Буниной

Прошение

Имея желание поместить племянника моего Алексея Бунина, обучающегося в 2 классе в подведомой Вашему Высокоблагородию Гимназии в другое учебное Заведение покорнейше прошу Вас сделать распоряжение об увольнении его из Орловской Гимназии и с выдачею об успехах его Свидетельства и возвращении представленных при получении его в оную документов. Июля дня 1842 года (дата не проставлена. – Е.А.). К сему прошению подпоручица Ульяна Федоровна Бунина за неумением ее русской Грамоте по приказанию сын ее Федор Бунин подписался.

22 июля 1842 года Алексей Бунин получил свои документы, о чем расписался собственноручно: Подлинные Документы: копию Свидетельства о Дворянстве и Свидетельство об оспе получил ученик 2 класса Алексей Бунин. Взрослый почерк и отсутствие грамматических ошибок, пусть и в коротком тексте, говорят о достаточно грамотном молодом человеке, которому на тот момент было 15 лет.

В тот же день документы получила и подпоручица Ульяна Бунина. По ее просьбе подпись поставил ученик гимназии Иван Орлов, сделав это с ошибками.

Таким образом, с 22 июля 1842 года двоюродные братья Бунины больше не числились учениками Орловской гимназии.

 

Орловская мужская гимназия

Не вдаваясь в подробности, скажем несколько слов об этой гимназии начала 1840-х годов. Оценки ее гимназистов у большинства преподавателей любых классов были примерно одинаковыми и колебались в пределах от единицы до немногочисленных четверок. Пятерки в гимназии были редкостью: отметки ставились строго. Ответы на экзаменах также оценивались с высокой степенью требовательности, поэтому столь часты были переэкзаменовки и оставление обучающихся на второй год.

Оценка складывалась из показателей: Способности, Прилежание, Поведение. Тем не менее, если судить по текстам, сохранившимся в архиве, ученики показывали достаточно высокий уровень обученности. Приведем как пример данные об освоении немецкого языка учениками Орловской гимназии, представленные учителем Василием Александровичем Функендорфом в декабре 1841 года (Занимались чтением и письмом). Фамилии учеников мы приводим выборочно:

 

Фамилия

Класс

Способности

Прилежание

Поведение

Лесков Николай

1 класс

3

3

5

Бунин Алексей

2 класс

2

1

4

Бунин Федор

2 класс

2

2

4

Бабухин Александр

2 класс

4

5

5

Бахтин Афанасий

3 класс

2

4

4

Виленский Валериан

3 класс

3

3

5

 

Мы приводим условную таблицу, поскольку перед нами – известные фамилии: писатель Николай Лесков, гистолог Александр Бабухин, который чуть ли не единственный учился согласно оценкам хорошо, Афанасий Бахтин, которого философ М.М. Бахтин звал дядей, Виленский Валериан, родной брат писательницы Марко Вовчок.

Функендорф, конечно, не относился к лучшим преподавателям, но оценки для Орловской гимназии были типичными. Функендорф, как писал в Автобиографической заметке Лесков, нередко появлялся на уроках в пьяном бешенстве и то засыпал, склоня голову на стол, то вскакивал с линейкой в руках и бегал по классу, колотя нас кого попало и по какому попало месту. Гимназия, подпавшая в то время управлению Ал<ександра> Як<овлевича> Кронеберга, велась из рук вон дурно, – продолжает Лесков в там же. – Кто нас учил, и как нас учили – об этом смешно и вспомнить. К физическим наказаниям, о чем пишет Лесков, прибегал инспектор гимназии, коллежский советник Петр Андреевич Азбукин (1804 – 1880), выведенный Лесковым в Умершем сословии и Житии одной бабы. Одобрить наказания такого рода невозможно. Но скажем, что Азбукин был неординарной и противоречивой личностью в среде педагогического состава Орловской гимназии. Выпускник Московского университета, он был первым губернским библиографом, первым редактором первого периодического издания губернии Орловские губернские ведомости (с 1838), первым в Орловской губернии действительным членом Русского географического общества первого состава, первым музейщиком; он стоял у истоков археологии в Орловском крае и сделал первое статистическое описание губернии, за что был награжден бриллиантовым перстнем, и еще одним – после проверки столичным инспектором за успехи его учеников в русской словесности. Вряд ли он добивался их, постоянно наказывая обучающихся физически.

Однако тот же Лесков пишет, что между орловских учителей, разумеется, были люди совсем и не злые. Добавим, что большая их часть имела университетское образование. Многие учителя являлись хорошо подготовленными, разносторонними людьми, интересы которых выходили за рамки профессиональной деятельности. Таким был, например, учитель математики Василий Петрович Петров, выпускник Московского университета, бескорыстно занимавшийся с учениками во внеурочное время; такими были учитель словесности Николай Александрович Кулябка, учитель русского языка Владимир Иванович Цилли, выпускник Харьковского университета, на уроках которого, судя по 2 и 1, которые он постоянно ставил ученикам по поведению, те неизменно шалили, а Лесков, любивший русский язык, и учился, и вел себя хорошо; таким был строгий преподаватель латыни Дмитрий Григорьевич Венцевский, окончивший Московскую Духовную Академию со степенью кандидата, и другие. Эти педагоги вели уроки у Алексея Бунина.

Нередко родные забирали учеников из гимназии домой на год – по причине болезни или по недостатку средств на обучение; зачастую их оставляли на 2-ой и даже на 3-ий год, и тогда в одном классе оказывались, например, Лесков, 1831 года рождения, и Александр Бабухин, 1827 года рождения. Если бы Алексей Бунин повторил свое обучение во втором классе, его одноклассником непременно бы стал Николай Лесков, в 1842 году окончивший первый класс. Орловская гимназия по численности учеников была небольшой, и гимназисты прекрасно знали друг друга, общаясь на переменах.

Из отзывов писателя об отце известно, что тот был талантливым и ярким человеком. Безусловно, Алексей Бунин покинул гимназию не по недостатку способностей, даже если ему и грозила переэкзаменовка – дело по тем временам обыкновенное.

Сожалея о том, что отец Бунина не окончил полного гимназического курса, нельзя сбрасывать со счета важное обстоятельство. Оно объясняет отношение небогатых дворян к образованию как к средству поступления на службу. При отсутствии финансов в семье, при отсутствии должного количества рабочих рук и низкой технической оснащенности сельского хозяйства экономика небольших помещичьих хозяйств, как правило, держалась на критическом уровне. Вот, что пишет Лесков в Овцебыке: В нашей губернии очень много мелкопоместных деревень. … Однодворцы, владевшие крепостными людьми, после отобрания у них крестьян остались хуторянами, небольшие помещики промотались и крестьян попродавали на свод в дальние губернии, а землю купцам или разбогатевшим однодворцам.

Траты на окончание гимназии и подавно на обучение в университете могли позволить себе далеко не все дворяне. Этим было вызвано резкое сокращение учеников в старших классах гимназии, где училось буквально по 5-6 человек. Единицам удавалось в те годы получать образование на казенный счет или на частную стипендию. Дворянские семьи, конечно, могли обратиться в дворянские депутатские собрания за свидетельством о бедности, которое в безвыходных случаях давало им сословное сообщество. Со справкой о бедности можно было просить обучения детей за счет казны. Но, как правило, дворяне отвергали такую возможность из соображений сословной гордости.

А потому многие подобные семьи, чьи незначительные имения, заложенные и отягощенные долгами, систематически выставлялись на аукционные торги, торопились пристроить сыновей к месту для получения, пусть и незначительного, жалованья, необходимого семье. Поступление на службу члена семейства, пусть и подростка, составляло новый, хоть и скудный источник пополнения домашнего бюджета.

Поэтому в середине XIX века существовала практика, согласно которой значительное количество гимназистов из числа мелкопоместного дворянства не оканчивало учебного курса; их родители, подавно опекуны считали достаточным образование в объеме двух-трех классов для поступления на государственную службу. Преждевременному оставлению гимназии способствовало отсутствие офисной техники – административным учреждениям требовались канцелярские служители для переписки документов, для ведения делопроизводства.

Приняв решение о прекращении обучения, родственники гимназистов писали заявления на имя директора училищ Орловской губернии, объявляя о своих намерениях забрать своих сыновей из гимназии для определения их в служебное ведомство или якобы для того, чтобы отдать их в другое учебное заведение.

В Книге регистрации учащихся Орловской гимназии за 1843 – 1846 годы значатся фамилии учеников, ушедших из гимназии после 2-3 классов. Среди них значительное количество составляют дворяне. В 1842-1844 годах их числе, в частности, значатся те же Алексей и Федор Бунины, Лазаревич Николай, Бурнашев Владимир, Иванов Александр, Кедров Виссарион, Алферьев Алексей, Радченко Николай, Шишкин Николай, Борзенков Федор, Якушкин Николай, Якушкин Петр, Безобразов Всеволод, Безобразов Святослав, Валериан Вилинский, Жданов Александр  и другие. Большинство из них затем устраивалось на службу. В ГАОО хранятся десятки подобных прошений.

Выпуская из своих стен ученика 2 класса, гимназия, вопреки устоявшемуся мнению, не закрывала своему воспитаннику дорогу в университет. При этом для поступления делалась отсрочка, равная количеству лет, необходимому для полного завершения гимназического курса. Формулировка была следующей: Согласно предписания Господина Министра Народного Просвещения от 16 октября 1841 года за № 1041, не прежде может быть принят (в высшее учебное заведение – примеч. Е.А.) как по прошествии 5 лет со дня удостоения его к переводу во 2, 3, 4 или иной класс с момента ухода из гимназии. Такая приписка имелась в свидетельстве каждого гимназиста, покидавшего гимназию раньше положенного срока.

Окончив второй класс, Алексей Николаевич Бунин поступил на службу в канцелярию Орловского губернского дворянского собрания. Заработок молодого дворянина-канцеляриста составлял 72 рубля в год, то есть 6 рублей в месяц. Недворянина – 3 рубля в месяц. Деньги эти были совсем небольшими, но и они были необходимы семье.

Насущная потребность иметь заработок была обусловлена бедностью дворянской семьи Буниных. Владений у них было немного, крестьянских душ до отмены крепостного права тоже. Невеликие по количеству земли Озерки, где проживали Бунины, делились на множество частей. Во время детства Бунина здесь владели землей семьи Кутузовых, Звягиных, Сафоновых, Логофет, Цвеленевых, Ивановых, Вячесловых и других помещиков. В числе владельцев значились и государственные крестьяне, как правило, старинные владельцы здешних мест. Некоторые части Озерков уже значились пустошами, то есть не давали никакого дохода; некоторые сохраняли название деревни или сельца, то есть небольшого владения помещиков. Согласно данным Генерального межевания, проводившегося в 1770 году, а повторно в 1856 – 1863 годах, Озерки имели следующих владельцев:

– Озерок пустоши 1 части – владения майорши Варвары Николаевны Семеновой; Озерок пустоши 2 части – владения малолетних детей поручицы Софьи Николаевны Логофет (написано - Лагофет); Озерок пустоши 3 части владение государственных крестьян дер. Сосенки Андрея Маркова, Ильи Игнатова с прочими; Озерок деревни 1 часть – владение коллежской советницы Катерины Лукиной дочери жены Хвостовой; Озерок деревни 2 часть – владение государственных крестьян села Яблонова; Озерки села Бударовка тож с деревнями – владение государственных крестьян; Озерков сельца 1 части, что ныне пустошь, – владение коллежского регистратора Алексея, малолетних детей умершего поручика Николая – Петра, Софьи и девицы Варвары Николаевны Буниных; Озерков сельца 2 части, на коей поселено сельцо Бутырки, – владение девицы Ольги Дмитриевны Буниной; Озерков сельца 3 части – владение губернского секретаря Владимира Аполлоновича, жены его Марьи Александровны Буниных с прочими; Озерков сельца 4 части – владение коллежской секретарши Анны Владимировны Рыжковой; Озерков сельца 5 части – владение государственных крестьян; Озерков сельца 6 и 7 части – владение штабс-капитанши Анны Ивановны Чубаровой (бабки писателя); Озерков сельца 8 части – владение малолетних детей умершей штабс-капитанши Екатерины Николаевны Цвеленевой: Александры, Софьи, Николая и Виктора Федоровичей Цвеленевых; Озерков сельцо, 2 части – владение поручика Николая Ипполитовича Звягина; Озерков сельцо с деревнею Жерновкою – владение поручицы Елизаветы Александровны Кутузовой; Озерок пустоши – владение Николая Гавриловича Сафонова; Озерок сельца 1 и 2 части – владение капитанши Елены Михайловны Ивановой; Озерок сельца 3 части – владение из дворян девицы Екатерины Федоровны Вечесловой; Озерок сельца 4 части – владение губернского регистратора Василия Михайлова Давыдова; Озерок сельца 5 части – владение штабс-капитанши Александры Павловны Шеиной.

Как видим, отец Бунина коллежский регистратор Алексей Бунин делит пустошь, бывшую ранее сельцом, с племянниками и сестрой Варварой.

Чубаровы, из семьи которых происходила мать писателя Людмила Александровна – двоюродная племянница Алексея Николаевича Бунина, в материальном плане также были мало обеспечены. 5 января 1857 года газета Орловские губернские ведомости сообщала о разделе наследных имений елецких помещиков Чубаровых – Штабс-капитанши Анны Ивановны Чубаровой и детей ее Подпоручика Ивана, девиц Людмилы и Софии Александровых Чубаровых и губернской секретарши Марии Александровой Буниной, состоявшемся 25 декабря 1856 года (Мария Александровна Чубарова вышла замуж за Владимира Аполлоновича Бунина). Между владельцами делились два сельца – Озерки и Одоньево Елецкого уезда и мценское сельцо Алексеевское. Количество делимых на пятерых помещиков душ было совсем незначительным: 9 душ в Озерках и 50 десятин земли, 9 душ в Одоньеве и 89 десятин земли, 35 душ в Алексеевском и 165 десятин 228 сажен земли. Владения были оценены в общей сложности в 5000 рублей серебром, что по тем временам являлось далеко невеликой суммой.

18 сентября следующего, 1858 года, штаб-капитанша Анна Ивановна Чубарова получила по наследству имение умершей из дворян девицы Олимпиады Дмитриевны Буниной, дочери Дмитрия Семеновича Бунина, сестры деда писателя. Владение находилась всё в том же сельце Озерках Елецкого уезда 1 стана. Это имение, как, вероятно, ранее заложенное, было выставлено на аукцион и оценивалось в 1003 рубля серебром (3 рубля серебром стоило оформление документов).

В губернском дворянском собрании А.Н. Бунин служил, вероятно, недолго, ибо в Ведомости о молодых дворянах находящихся на службе в учреждениях Орловской губернии, например, за 1849 год, он уже отсутствует. Скорее всего, низкая заработная плата ничего не добавляла семье, а лишь уходила на содержание молодого человека в губернском центре. Известно, что А.Н. Бунин участвовал в Крымской кампании в составе Елецкой дружины ополчения. Человеком был великодушным, хотя и вспыльчивым. Всё его существо было… пропитано ощущением своего барского происхождения. Несмотря на укоренившуюся с отроческих лет нелюбовь к учёбе, он до старости читал всё, что попадало под руку, с большой охотой. Нелюбовь к учебе как бы объясняла уход из гимназии, но с большой вероятностью просто вуалировала гордость дворянина, не получившего университетского образования по сложившимся обстоятельствам.

В деле, содержащем прошение У.Ф. Буниной, имеется также копия родословной отца писателя, а, значит, и самого Ивана Алексеевича Бунина. Она помогает уточнить некоторые биографические данные. Так, теперь известно, что отец писателя родился 11 марта 1827 года, что прапрадеда писателя звали не Семеном Афанасьевичем, как пишет Интернет, а Семеном Федоровичем; что дед писателя, как и его отец, недолго оставался в гражданской службе, покинув ее в 1818 году.

Летом 1835 года дед Бунина Николай Дмитриевич подал прошение Орловское дворянское депутатское собрание о причислении его детей Варвары, Николая и Алексея к дворянскому званию. В том году его сын Николай должен был поступать в гимназию, куда было положено представить выписку из родословной, где бы он значился дворянином. 12 февраля 1836 года дело о внесении Елецкого помещика Канцеляриста Николая Дмитриева Сына Бунина Сыновей Николая и Алексея в дворянскую родословную книгу

Депутатское Собрание о законности рождения показанных детей Его требовало удостоверение орловской Духовной Концистории которая отношением от 16 октября за № 6925 уведомила, что сына Бунина детей Варвары, Николая и Алексея по Метрическим Книгам записанным значатся первой тысяча восемьсот сот двадцать второго июля двадцатого, второго тысяча восемь сот двадцать пятого Генваря Первого и третьего, тысяча восемь сот двадцать седьмого годов марта 11 числа было рассмотрено. Канцелярист Бунин (орфография документа сохранена. – Е.А.), присланным в Сие Собрание 14-го августа 1835 года прошением изъяснив что Состоит он записанным в дворянской Родословной книге здешней губернии просил внести в оною и детей Его Николая, и Алексея и Варвару и выдать им надлежащие Свидетельства о дворянстве, причем показал Время и Место Крещения им. Посему прошению Г. Между тем, как дела о внесении просителя Канцеляриста Бунина в Дворянскую Родословную книгу в архиве Собрания не нашлось, а оказалось в оном деле малолетнего Николая Бунина, который внесен вместе с братом его Алексеем и по прошению Родителя их титулярнаго Советника Дмитрия Семенова Бунина в первую часть в Дворянскую Родословную книгу, То Собрание Сие по жительству просителя Бунина в Елецком уезде, объявило Ему чрез посредство тамошнего Земского Суда, что ежели он сын титулярного Советника Дмитрия Семенова Бунина, то должен представить о том доказательства.

Необходимые доказательства были представлены. Это был паспорт об отставке Николая Дмитриевича Бунина от службы, выданный ему 18 октября 1818 года за № 27910-м из Воронежского Губернского правления, а также свидетельство дворян Елецкаго уезда, данное с их ручательствами 30 сентября 1835 года и заверенное тамошним уездным судом 24 ноября того года под № 2533, где говорилось, что канцелярист Бунин, служивший в Воронежской гражданской палате, уволен по прошению его от дел оной для приискания другого места и Свидетельства ГГ. Дворян что он канцелярист Бунин действительно сын титулярного советника Дмитрия Семеновича Бунина и тот самый который вместе с братом своим Алексеем будучи еще малолетнем был внесен в Дворянскую родословную книгу.

На основании документов Варвара, Николай и Алексей Бунины были причислены к дворянскому званию и внесены в первую часть Дворянской Родословной книги Орловской губернии, в которой и показан Родитель их.

В родословной Буниных были названы их предки: прапрапрапрадед писателя – Яков Савельевич Бунин, получивший имения по Грамоте Государя Царя и Великого князя Петра Алексеевича к стольнику и воеводе Степану Семеновичу Ергольскому от 7 сентября 1706 года, его сыновья Федор Яковлевич Бунин с братьями и потомки – секретарь Вотчинной коллегии Семен Федорович Бунин и титулярный советник Дмитрий Семенович Бунин. Последний состоял службе гвардии сержантом и за оказанную ревность и прилежение был произведен в гражданской службе в титулярные Советники в Ранге Сухопутного капитана 1784 года Генваря 1 дня. Наконец, там же записан и канцелярист Николай Дмитриевич Бунин, дед писателя. Под документом стоит подпись правящего должность Орловского губернского предводителя дворянства полковника Н. Шенига и далеко неискусного в грамоте секретаря Казакова.

Бунины гордились своим происхождением. Старинное семейство детей боярских Буниных, охранявших южнорусские рубежи от крымских татар, пребывало в Елецком уезде, по крайней мере, с XVII века. Известно, что Иван Бунин получил землю в Елецком уезде в 1631 году. В Столбцах Поместного приказа по Ельцу и Ефремову записано: …в обыску скажут, что то дикое поля в тех урочищах порозжо, наперед сего в поместье и в вотчину никому не отдано, и не владеет им нихто, и ему на том диком поле велено переписать присады, а дикое поля измереть в десятины, и про всякие угодья выспросить и сметить накрепко. Да на том диком поле под дворы и под огороды и под гуменники мест да дикого поля на пашню на 300 чети в поле, а в дву потому ж, велено отделить Устину Чюрсину с товарыщи 8 человеком: Ивашку Воронину, Ивашку Бунину, Онтонку Ларионову, Устину Чюрсину по 50 чети человеку; Ваське Воронину, Минке Фил[онову], Федьке Золотому, Ивашку Забусову по 25 чети человеку; к елетцким их поместьем Ивашку Забусову, Ваське Воронину да Федьке Золотому по 50 чети человеку; в их оклады: Устину Чюрсину, Богдашку Воронину по 200 чети человеку; Федьке Золотому, Ваське Воронину, Минке Филонову по 150 чети; Онтону Ларину во 100 чети; Ивашку Бунину в 50 чети.

Сыном Ивана Бунина был Терех Бунин. В Елецкой отказной книге в записи от 21 февраля 1643 года говорится: по челобитью ельчан Исая Ларионова да Тереха Бунина ельчанин Иван Иванов сын Перцов ездил в Елецкий уезд в Засосенский стан на пустошь на Дикое поле на Теплой верх за реку за Дон за дубовой лес к Ерилову рогу, а от Ерилова рога по Донковской дороге на Осинку речку, а от Осинки речки на речку на Мечек, на речку на Лозовку под Лозовский лесок обапол леска Хлевенского на Ольшанец-колодезь, а от Ольшанца-колодезя вверх по Дону на боброву яму, на орлово гнездо, а с орлова гнезда на дубовой лес на Теплой верх, чем владел ельчанин сын боярский Степан Кортавый без дач. Тереху было отказано 25 четей да к старому его поместью 50 четей, итого – Тереху 100 четей со всеми угодьями. Это было Задонское имение Буниных, которое затем обосновалось в Озерках.

Сословие детей боярских, отмененное Петром I в 1711 году, разделенное царем на дворян и однодворцев, дало немало талантливых потомков, в числе которых есть поэты и писатели, редакторы журналов, духовные лица, врачи и ученые. Одним из достойных представителей своего древнего рода являлся Иван Алексеевич Бунин.

 

Список литературы

1.                Ашихмина Е.Н. Н.С. Лесков в Орле : монография. Орел, 2010. – 216 с.

2.                Ведомости о молодых дворянах, находящихся на службе в учреждениях Орловской губернии за 1849 год // ГАОО. Ф. 580. Оп 2. Д. 545.

3.                Ведомости об успеваемости учеников Орловской гимназии по немецкому языку. 31 октября 1841 г. – 22 мая 1942 г. // ГАОО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 723.

4.                Ведомость успеваемости учениц пансиона Заугорской в гор. Ельце за май 1846 г. // ГАОО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 958.

5.                Дело Лескова Николая, ученика Орловской Гимназии // ГАОО. Ф. 64. Оп. 2. Д. 678.

6.                Деревня Погибелка и село Елецкая Лозовка // Генеалогический форум ВГД [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://forum.vgd.ru/2168/85731/0.htm?a=stdforum_view&o.

7.                Книга регистрации учащихся гимназии за 1883-1846 годы // ГАОО. Ф. 64. Оп. 1. Д. 10.

8.                Лесков Н.С. Автобиографическая заметка // Лесков Н.С. Собрание сочинений в одиннадцати томах. Т. XI. М., 1958. – С. 7-15.

9.                Лесков Н.С. Овцебык // Лесков Н.С. Собрание сочинений в одиннадцати томах. Том I. М., 1956. − С. 31-95.

10.           Летопись жизни и творчества И.А. Бунина. Т. 1 (1870-1909) / Составитель С.Н. Морозов. М., 2011. – 944 с.

11.           Межевой Отдел. Планы дач Генерального и Специального межеваний. Орловская губерния. Елецкий уезд. Ч. II // РГАДА. Ф. 1354. Оп. 315. Д. 982.

12.           Орловская 1-я гимназия. Личное дело Вилинский Валерьян. Александрович. (08. 04. 1831 – 20. 09. 1844) // ГАОО. Ф. 64. Оп. 2. Д. 189.

13.           Орловские губернские ведомости. 1857. 5 января.

14.           Орловские губернские ведомости. 1858. 25 января.

15.           Памятники южновеликорусского наречия. Отказные книги. М., 1977. – 360 с.

16.           Послужные списки чиновников Губернской Гимназии и Орловского Уездного Училища // ГАОО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 143.

17.           Прошения разных лиц о приеме их детей в Орловскую гимназию и исключение из нее // ГАОО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 839, 887, 1033.

18.           Прошения разных лиц об исключении их детей из Орловской гимназии и выдаче свидетельства. 12 января 1842 – 23 октября 1842 г. // ГАОО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 840.

19.           Прошения разных лиц об определении их детей в гимназию и увольнению из нее // ГАОО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 933.

 

   

 

  Copyrights © БИБЛИОТЕКА ИМ.И.А.БУНИНА 2020 All Rights Reserved.   Рейтинг@Mail.ru